InstaForex
InstaForex

Думские страсти - Не нарушим, но выйдем за пределы - К нам едет Александр - А с комиссией мы разберёмся - Чёрный день мятежников

13/07/2001

Думские страсти

Сегодня наши родные парламентарии напряжённо трудятся, лишённые суеверных страхов по поводу пятницы, 13-ого числа. О том, что заседание не станет для правительственных законопроектов обычной лёгкой прогулкой, догадывались все: в повестке дня такие чреватые припадками большевистского взрыва вопросы, как пенсионная реформа и земельный кодекс. А тут ещё вчера депутаты, истомившиеся в предвкушении отпуска, который никак не наступает, потребовали от президента отозвать свои законопроекты и отпустить депутатов с миром. Но вредный глава государства не проникся депутатскими чаяниями и решил добить их тёпленькими (впрочем, скорее уже горяченькими).

Сегодня, как и ожидалось, обычный митинговый актив коммунистов с раннего утра пикетировал здание Думы, нещадно обзываясь на всех проходящих мимо, хотя и не переходя рамки дозволенного. Впрочем, из равновесия их всё же вывел ходячий аллерген В.Жириновский, который зачем-то пытался объяснить сей малопочтенной публике смысл и цели пенсионной реформы – за что и был забросан мусором, этим новым оружием пролетариата. Охрана Владимира Вольфовича поспешила защитить своего патрона предусмотрительно подготовленными зонтиками, после чего лидер ЛДПР ретировался.

Видимо, вдохновлённый неформальным общением с народом, г-н Жириновский натравил своего зама А.Митрофанова на главу Думы Г.Селезнёва: г-н Митрофанов заявил, что спикер-де предвзят по обсуждаемым сегодня вопросам (особенно по земельному кодексу), посему он должен уступить председательское место. Впрочем, сей демарш особых последствий не имел и был воспринят как традиционная разминка ЛДПР – этакая пятиминутка ненависти.

После этого нижняя палата российского парламента с удовлетворением приступила к рутинной работе и немедленно приняла в окончательном чтении закон об отмывании криминальных денег. Одной из мер, призванных означенному отмыванию воспрепятствовать, станет тотальный контроль за любыми операциями на сумму свыше 600,000 рублей. Трудно сказать, задохнётся ли под валом отчётов соответствующее управление Минфина, но даже если оно выдержит, реальная польза от подобных деяний едва ли будет велика. Однако, поживём-увидим.

Не нарушим, но выйдем за пределы

Вчера поздно вечером США начали очередную волну словесной подготовки к запуску программы национальной противоракетной обороны (НПРО). Заместитель министра обороны Пол Волфовиц сообщил, что уже в ближайшие месяцы начнутся соответствующие работы, причём они почти сразу “столкнутся с ограничениями закона о ПРО” от 1972 года. На резонный вопрос о том, означает ли это, что США готовы-таки выйти из означенного договора, г-н Волфовиц ответил: “Нам бы очень хотелось заранее договориться с Россией, чтобы мы могли выйти за пределы договора, не нарушая его”.

Журналисты ещё переваривали смысл последней фразы, когда объясняться к ним вышел официальный представитель Госдепартамента Ричард Баучер. Как и полагается истому МИД’овцу, он был ещё красноречивее: “Мы не хотим разрывать договор по ПРО, мы хотим лишь выйти за рамки его ограничений”. Пока шокированные всей этой словесной эквилибристикой журналисты пытались понять, что же означает сей межведомственный оксюморон, пред их очи явилась советник президента Кондолиза Райс. Эта гражданка, надо отдать ей должное, не имеет привычки сглаживать свои воззрения сложными дипломатическими оборотами, поэтому она немедля взяла быка за рога и принялась всячески обзываться по адресу несчастного договора по ПРО, заявив наконец, что этот анахронизм надо побыстрее списать.

Интересно, что, вопреки обыкновению, проблемы со словесными формулировками возникают у нынешней американской администрации даже при общении с собственным парламентом: так, глава комитета по вооружённым силам Сената США Ч.Левин с некоторым раздражением сообщил, что в его комитет поступило предложение об увеличении в бюджете будущего года расходов на разработку систем НПРО в полтора с лишним раза, но при этом представители администрации никак не могут толком объяснить, будут ли эти действия нарушать договор 1972 года или нет. Наивный человек – он просто не понимает, что нарушать-то они не будут, а будут только выходить за пределы: такая, понимаешь, загогулина.

К нам едет Александр

Между тем, Сенат Конгресса США утвердил, наконец, и нового посла в России, коим стал представитель США при НАТО Александр Вершбоу. Это профессиональный дипломат, специалист по России и СССР, когда-то уже работавший в российском посольстве, а затем трудившийся в российском же отделе Госдепартамента и совете национальной безопасности. Ну что же, будем надеяться, что такой подкованный по части безопасности, обороны и дипломатии человек будет в нынешнее время очень кстати.

А с комиссией мы разберёмся

Примерно такие слова произнёс вчера президент Путин на встрече с думскими фракциями, имея в виду комиссию по помилованию при президенте России, возглавляемую писателем А.Приставкиным. Как заявил В.Путин, эта комиссия помиловала слишком много убийц, посему назрела нужда в её реформировании, в результате которого в неё бы вошли “компетентные люди”, сиречь представители спецслужб – уж они-то слишком многих не помилуют. Трудно сказать, были ли эти слова президента дозированной компенсацией за предыдущее заявление о недопустимости возврата смертной казни, или это просто очередной всплеск стремления “замочить в сортире” всеразличных нехороших людей – так или иначе, слово сказано, надо полагать, что и дело будет вскоре сделано. Поскольку нет никаких сомнений, что рыцари плаща и кинжала не имеют привычки кого бы то ни было миловать, комиссия по помилованию вскоре имеет прекрасный шанс превратиться в комиссию по отказам в помиловании.

Впрочем, наш президент, как известно, большой прагматик, поэтому можно предположить, что и тут он следовал чисто практическим соображениям. Дело в том, что такая комиссия может способствовать экономическому росту в стране: учитывая мораторий на смертную казнь, который может превратиться в её полную отмену, расстрельные приговоры всё равно не будут приводится в исполнение, а станут автоматически заменяться на пожизненное заключение; для отбытия последнего надобны специальные тюрьмы, которые нужно ещё построить; это увеличит заказы строительных компаний, а, следовательно, и их спрос на материалы и сопутствующие товары. Вот вам и польза: державный ум должон уметь извлекать прибыль даже из смертных приговоров, а если гнилые гуманисты этому препятствуют своими помилованиями, то их следует моч… то есть, простите, “усиливать компетентными людьми”.

Чёрный день мятежников

Именно так можно было бы назвать день 13 июля, когда расстались с жизнью несколько видных представителей беспокойного племени властоборцев. Первым из них стал известный деятель французской революции Жан- Поль Марат, садист и убийца, этакий Дзержинский и Троцкий якобинского сброда в одном лице. Сей персонаж мрачного исторического триллера в 1793 году нашёл вполне заслуженный им конец в собственной ванне, выслушивая фальшивые доносы некой Шарлотты Корде, которая под их предлогом смогла приблизиться к нему на близкое расстояние и вонзить в сердце кинжал. Надо надеяться, благодарные потомки её не забудут.

А ещё в этот день 1826 года во дворе шлиссельбургской крепости были повешены пятеро декабристов: Каховский, Бестужев-Рюмин, Муравьёв-Апостол, Пестель и Рылеев. К сожалению, вокруг всей этой истории с восстанием на Сенатской площади образовалось столько мифов, что продраться сквозь них бывает весьма нелегко. Причём мифотворчество носит ярко выраженный идеологический характер: у “консерваторов” свои мифы, у “либералов” – свои; беда же в том, что правды почти никто не ищет.

Традиционалисты-монархисты очень любят цитировать стихотворение Ф.И.Тютчева “14 декабря 1825 года”:

Вас развратило Самовластье,
И меч его вас поразил, —
И в неподкупном, беспристрастье
Сей приговор Закон скрепил.
Народ, чуждаясь вероломства,
Поносит ваши имена —
И ваша память от потомства,
Как труп в земле, схоронена.

О жертвы мысли безрассудной,
Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула —
И не осталось и следов.

Однако ценители ледяного холода “вечного полюса” забывают о злой эпитафии того же Тютчева Николаю I:

Не Богу ты служил и не России,
Служил лишь суете своей,
И все дела твои - и добрые, и злые –
Всё ложь в тебе, всё призраки пустые.
Ты был не царь, а лицедей.

Со своей стороны, “либералы-прогрессисты” пытаются выставить декабристов бесстрашными и бескорыстными борцами за свободу, великими реформаторами и даже искренними слугами Божьими. Ну, последнее просто не выдерживает никакой критики – чего стоит только повальный гомосексуализм в элите “южного общества” и воинственный атеизм самых активных членов обоих обществ. Демократическое реформаторство тоже не слишком просматривается в желании вырезать всю царскую семью и наречении своего формального лидера кн.Трубецкого “диктатором”. Но даже о благородстве поведения говорить тяжело – разве только принять за высший признак благородства убийство Каховским героя Отечественной войны 1812 года генерала Милорадовича или пальбу Кюхельбеккера по безоружному брату царя. Даже бесстрашие всех этих людей есть очевидный миф: “Николай I не имел догадки арестовать декабристских жён, заставить их кричать в соседнем кабинете или самих декабристов подвергнуть пыткам – но он не имел на то и надобности. Даже Рылеев "отвечал пространно, откровенно, ничего не утаивая". Даже Пестель раскололся и назвал своих товарищей (ещё вольных ), кому поручил закопать "Русскую правду", и самое место закопки. Редкие, как Лунин, блистали неуважением и презрением к следственной комиссии. Большинство же держалось бездарно, запутывали друг друга, многие униженно просили о прощении! Завалишин всё валил на Рылеева. Е. П. Оболенский и С. П. Трубецкой поспешили даже оговорить Грибоедова, – чему и Николай I не поверил” (А.Солженицын, “Архипелаг ГУЛАГ”).

Вот в чём и состоит беда подобных событий, столь частых в русской истории: смотришь на обе эти стороны - и обе они столь отвратительны, что хочется послать их всех подальше и пожелать, чтобы хоть когда-нибудь в России были и власти - не холодные, подобно “вечному полюсу”; и оппозиция - не столь трусливая и аморально-жестокая. Доживём ли до этих славных времён?