InstaForex
InstaForex

Бедность – не порок - Священная война ветвей власти - Наша служба и опасна, и трудна - Поэтический день

23/07/2001

Именно так порешили лидеры стран большой восьмёрки в итоге своего трёхдневного генуэзского саммита. Борьба с бедностью стала главной темой встречи, что неудивительно: из восьми глав государств, съехавшихся на родину капитана Кристобаля Колона (он же Христофор Колумб), троим предстоят очень скорые перевыбры – это премьеры Франции, Германии и Японии, причём у последнего парламентские выборы пройдут уже в ближайшее воскресенье. Посему над встречей витал налёт совсем не дешёвого популизма – политикам надобно задабривать общественность, которая в западных странах весьма склонна к сентиментальности и любит поплакаться о бедах ближних своих (впрочем, зачастую не очень-то и ближних). Засим куче стран долги будут списаны – впрочем, кому именно, решалось не без прений: европейские предложения о расширении списка помилованных государств были решительно отвергнуты прижимистым дядей Сэмом, не без оснований полагающим, что тотальное всепрощение породит лишь безделье и пофигизм, а вовсе не облегчит бремя несчастных страдающих народов.

Ещё одной темой – правда, всё больше двусторонних переговоров глав США и России – стала пресловутая ПРО. На пресс-конференции по окончании взаимолюбезной беседы В.Путин сообщил, что он со своим американским коллегой договорился попытаться рассмотреть вопросы об оборонительных и наступательных системах в комплексе – что позволит, возможно, каким-то образом сохранить некий баланс стратегической стабильности. Такая перспектива вызвала немедленный взрыв оптимизма западных газет – особенно усердствовали The Times (“прорыв”!) и Financial Times (“значительный шаг по сближению позиций!”). А теперь давайте мы с вами вместе поглядим, что именно конкретного сказали два президента по интересующему нас вопросу.

Во-первых, оказывается, “уже есть некоторые существенные области согласия”. Далее, по словам В.Путина, “ни одна из сторон не должна чувствовать себя в опасности” и “необходимо сохранить ситуацию баланса” – ну как с этим не согласиться! Под конец журналисты, истомившиеся под гнётом этого цветистого по форме и совершенно пустого по содержанию дипломатического языка, решили прояснить хотя бы одну конкретную деталь – насчёт знаменитой путинской угрозы поставить на ракеты боеголовки с разделяющимися головными частями. На что получили на редкость определённый ответ: “это одна из существующих точек зрения”. Добил же их Дж.Буш, сообщив: “мы договорились найти общую позицию в том случае, если это возможно; для этого мы будем много работать, и я полагаю, что мы придем к соглашению”. Таким образом, реальный итог сих переговоров равен нулю; разве что два президента в личном плане понравились друг другу ещё сильнее, чем в прошлый раз - и то дело.

Впрочем, по экономическим вопросам восьмёрка (на полдня ставшая семёркой – ибо что, спрашивается, Россия может сказать о мировых финансовых ранках?) также не блистала оригинальностью и конкретностью. В Штатах кризис? – да бросьте вы, ерунда, всё нормализуется очень скоро. В Европе проблемы? – да где же, тут нет и намёка на них! В Японии рецессия? – ерунда, правительство денно и нощно трудится над программой чудодейственных реформ, которые приведут к прорыву экономики страны восходящего солнца к светлому будущему. И вообще, разговоры о рецессии абсолютно ничем не вызваны: её просто нет, есть сущая мелочь – так, минимальное замедление роста. Ну хорошо, если для США и ЕС такие вопли неуместных восторгов можно воспринимать как попытку не напугать участников рынков, то в отношении экономик стран Юго-Восточной Азии эта бодрая риторика может иметь разве что эффект гальванизации трупа.

Наконец, мировые лидеры обсудили вопросы экологии, благо тут всё было вполне наглядно: жара в Генуе прекрасно символизировала глобальное потепление, а о загрязнении окружающей среды свидетельствовала дикая вонь, доносившаяся из мест дислокации стад так называемых антиглобалистов – борцы с мировым империализмом жутко не любят мыться. Препирательства на экологические темы были жаркими, но безрезультатными: США категорически не желают нести едва ли не единоличную ответственность за всякие неприятности биосферы, а остальным сильно хочется именно на Штаты всё и спихнуть. В итоге все сошлись на предложении В.Путина собрать в 2003 году некий всемирный экологический форум – видимо, в Москве. Что ж, форум – дело хорошее, тем более, что, судя по размаху последнего генуэзского саммита нрав у мировых лидеров зело широкий: потратить на столь пустое мероприятие полмиллиарда зелёных надо было умудриться. А уж если с таким размахом обсуждалась борьба с бедностью, то грядущий экологический форум и вовсе будет цвести и пахнуть; тем более, если за славное дело его организации возьмётся такой крепкий хозяйственник, как уважаемый Ю.Лужков - да с присными, вроде не менее уважаемого З.Церетели.

Что же касается восьмёрки, то она через год соберётся в Канаде; тамошний премьер Ж.Кретьен категорически заявил, что зрелище мировых лидеров, бегающих от толп всеразличных оборванцев его никак не вдохновляет, посему он предлагает провести будущую встречу на изолированном курорте Кананаскис, затерянном в Скалистых горах – благо к нему ведёт всего одна 80- километровая дорога из Калгари: проще будет уединиться. При этом каждая делегация будет сокращена раз в 10 по сравнению с генуэзским вариантом – возможно, по такому случаю саммит будет посвящён проблеме перенаселения.


Священная война ветвей власти

Именно такая коллизия случилась в высших структурах власти Индонезии – четвёртой по населению страны мира. В начале сего года парламент расследовал пару финансовых дел, в которых были замешаны высокопоставленные чиновники; звучало там и имя президента Абдурахмана Вахида – в контексте таинственно исчезнувших шести миллионов долларов. Однако Вахид категорически отказался отвечать на вопросы депутатов, заявив лишь, что он тут ни при чём. Расследование, меж тем, шло своим чередом, и к настоящему моменту превратилось в увесистое дело о коррупции – кстати, один из прежних министров юстиции, имевший неосторожность в ходе дознания копнуть под президента, был немедленно изгнан со своего поста.

К последним выходным дело превратилось в нечто реальное, и стороны вошли в клинч, из которого одна из сторон должна была выйти политическим (в лучшем случае) трупом. На понедельник было назначено заседание Народного консультативного конгресса (это у них так парламент обзывается) об импичменте президента. Последнему пришлось наносить упреждающий удар: в воскресенье А.Вахид распустил парламент, сообщив в вечернем обращении к народу, что он объявил обеим палатам парламента священную войну, и попросив народ сохранять спокойствие.

Народ и был спокоен – президента не поддержал решительно никто из тех, кто имеет рельную силу в стране. Армия и полиция преспокойно позволили парламенту собраться в понедельник, а их представители в законодательном органе страны голосовали за импичмент. Судьба президента была решена: А.Вахид изгнан со своего поста, а его место займёт вице-президент Мегавати Сукарнопутри – дочь первого президента Индонезии Сукарно, свергнутого в 1966 году генералом Сухарто, последователем которого и был А.Вахид. Sic transit gloria mundi.


Наша служба и опасна, и трудна

Как сообщили сегодняшние “Известия”, в США развернулась настоящая охота на … аналитиков инвестиционных компаний. Некий врач из Нью- Йорка подал иск к Merrill Lynch, обвинив компанию в том, что он из-за неправильных советов её аналитиков (советов типа “покупай-продавай”) потерял аж $800,000 – чтоб нашим врачам “поиграться” на фондовом рынке на такие суммы! Суд раскопал кое-какие наблаговидные мотивы, по которым аналитик настойчиво рекомендовал покупать акции одной интернет-компании – как выяснилось, Merrill Lynch был не заинтересован в падении курса этих акций по своим коммерческим интересам: означенная интернет-компания покупала другую интернет-компанию, посему была совершенно не заинтересована в падении своих акций, иначе бы сделка могла сорваться – а вместе с ней плакали бы и комиссионные самой Merrill Lynch.

В результате финансовый монстр вынужден был пойти на мировое соглашение, по условиям которого “бедняга” врач получил $400,000 и был этим вполне удовлетворён. По сообщениям из Штатов, аналогичные иски готовятся теперь по адресу Morgan Stanley и Salomon Smith Barney, чьи аналитики также давали заведомо ложные прогнозы, которые на самом деле вызывались коммерческими интересами их компаний. Уважамеый читатели, теперь вы видите, с какими опасностями сопряжена наша многотрудная работа аналитика?


Поэтический день

Сегодняшний день не слишком богат на бурные события, случившиеся во глубине седых веков – и слава Богу: зато он навевает поэтические размышления. Именно в этот день 209 лет назад родился князь Пётр Андреевич Вяземский, прекрасный русский поэт. Его жизнь богата разными событиями: например, он успел поучастовать и в отечественной войне 1812 года, в частности, в Бородинском сражении, во время которого находился под началом генерала Милорадовича – того самого, которого 13 лет спустя на сенатской площади в припадке своей обычной истерики застрелил декабрист Каховский. Стихи П.Вяземского не блистают какими-то особо бурными страстями, но обычно исполнены умиротворения и внутренней гармонии.

Любить. Молиться. Петь. Святое назначенье
Души, тоскующей в изгнании своём,
Святого таинства земное выраженье,
Предчувствие и скорбь о чём- то неземном,

Преданье тёмное о том, что было ясным,
И упование того, что будет вновь;
Души, настроенной к созвучию с прекрасным,
Три вечные струны: молитва, песнь, любовь!

Счастлив, кому дано познать отраду вашу,
Кто чашу радости и горькой скорби чашу
Благословлял всегда с любовью и мольбой
И песни внутренней был арфою живой!

А ещё в этот день 161 год назад в рамках тогдашней кавказской войны произошла знаменитая битва у селения Гехи и реки Валерик - в итоге этой битвы Шамиль был вынужден отступить в Дагестан, а Чечня практически полностью перешла под контроль России. А ещё в этом сражении отличился и был представлен к ордену поручик М.Лермонтов (впрочем, орден ему не дали – “надменные потомки известной подлостью прославленных отцов” не простили ему этих строк), он потом описал свои ощущения в стихотворении “Валерик”. Почитайте и сравните с нынешней войной – не найдёте ли вы немалое сходство?

Раз - это было под Гихами -
Мы проходили тёмный лес;
Огнём дыша, пылал над нами
Лазурно-ясный свод небес.
Нам был обещан бой жестокий.
Из гор Ичкерии далёкой

Уже в Чечню на братний зов
Толпы стекались удальцов.
Над допотопными лесами
Мелькали маяки кругом:

И дым их то вился столпом,
То расстилался облаками;
И оживилися леса;
Скликались дико голоса

Под их зелёными шатрами.
Едва лишь выбрался обоз
В поляну, дело началось;
Чу! в арьегард орудья просят;

Вот ружья из кустов выносят,
Вот тащат за ноги людей
И кличут громко лекарей;
А вот и слева, из опушки,
Вдруг с гиком кинулись на пушки;

И градом пуль с вершин дерев
Отряд осыпан. Впереди же
Всё тихо - там между кустов
Бежал поток. Подходим ближе.
Пустили несколько гранат;
Ещё подвинулись; молчат;

Но вот над брёвнами завала
Ружьё как будто заблистало;
Потом мелькнуло шапки две;
И вновь всё спряталось в траве.

То было грозное молчанье,
Недолго длилося оно,
Но в этом странном ожиданье
Забилось сердце не одно.

Вдруг залп... глядим: лежат рядами,
Что нужды? здешние полки
Народ испытанный... "В штыки,
Дружнее!" - раздалось за нами.
Кровь загорелася в груди!

Все офицеры впереди...
Верхом помчался на завалы
Кто не успел спрыгнуть с коня...
"Ура!" - и смолкло. "Вон кинжалы,
В приклады!" - и пошла резня.
И два часа в струях потока
Бой длился. Резались жестоко,
Как звери, молча, с грудью грудь,
Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть...
(И зной и битва утомили
Меня), но мутная волна
Была тепла, была красна.
На берегу, под тенью дуба,
Пройдя завалов первый ряд,
Стоял кружок. Один солдат
Был на коленах; мрачно, грубо
Казалось выраженье лиц,
Но слезы капали с ресниц,
Покрытых пылью... на шинели,

Спиною к дереву, лежал
Их капитан. Он умирал;
В груди его едва чернели
Две ранки; кровь его чуть-чуть
Сочилась. Но высоко грудь
И трудно подымалась, взоры
Бродили страшно, он шептал...
"Спасите, братцы. Тащат в горы.
Постойте - ранен генерал...

Не слышат..." Долго он стонал,
Но всё слабей, и понемногу
Затих и душу отдал Богу;
На ружья опершись, кругом
Стояли усачи седые...
И тихо плакали... Потом
Его остатки боевые

Накрыли бережно плащом
И понесли. Тоской томимый,
Им вслед смотрел я недвижимый.
Меж тем товарищей, друзей
Со вздохом возле называли;
Но не нашел в душе моей
Я сожаленья, ни печали.

Уже затихло всё; тела
Стащили в кучу; кровь текла
Струёю дымной по каменьям,
Её тяжелым испареньем
Был полон воздух. Генерал
Сидел в тени на барабане
И донесенья принимал.
Окрестный лес, как бы в тумане,
Синел в дыму пороховом.

А там, вдали, грядой нестройной,
Но вечно гордой и спокойной,
Тянулись горы - и Казбек
Сверкал главой остроконечной.

И с грустью тайной и сердечной
Я думал: "Жалкий человек.
Чего он хочет!.. небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он - зачем?"
Галуб прервал мое мечтанье,
Ударив по плечу; он был
Кунак мой; я его спросил,
Как месту этому названье?

Он отвечал мне: "Валерик,
А перевесть на ваш язык,
Так будет речка смерти: верно,
Дано старинными людьми".
"А сколько их дралось примерно
Сегодня?" - "Тысяч до семи".
"А много горцы потеряли?"
"Как знать! - зачем вы не считали!"
"Да! будет, - кто-то тут сказал, -
Им в память этот день кровавый!"

Чеченец посмотрел лукаво
И головою покачал.