InstaForex
InstaForex

Ни дня без Грефа - Что год грядущий нам готовит? - И это всё о ней - Август

Министр экономического развития и торговли России Герман Греф, похоже, решил за лето накормить публику своими мудрыми идеями по самое не хочу. Вот уже который день подряд сей ответственный чиновник являет миру неистощимый источник своих мыслей, которые, однако, по всей видимости призваны лишь навести тень на плетень. Во всяком случае, запутывает картину он основательно – разумеется, за исключением тех редких случаев, когда выступает на крупных международных форумах (пример тому – речь на презентации гарвардского форума накануне, о чём мы ).

Сегодня, скажем, г-н Греф заявил, что инфляция в июле составила 0.5%, тогда как ещё пару дней назад речь шла о 0.7% - оправдание состоит в том, что, оказывается, в последнюю неделю июля инфляция была отрицательной, посему, дескать, темп роста цен за месяц в целом и снизился. Подождём, однако, оценок Госкомстата: напомним, что за последнюю неделю и минэкономразвития, и статистики разразились оценками показателя роста ВВП в первом полугодии – и число Госкомстата оказалось чуть ниже, чем ведомства Г.Грефа (что не помешало прмьеру Касьянову процитировать именно министерские выкладки). Поскольку г-н Греф на редкость оптимистичен, он уверен в дефляции в августе-сентябре, в силу чего, даже имея сейчас семимесячный индекс роста цен в 13.2%, мы не выйдем по итогам года за пределы намеченных правительством 16-18%.

А вот мы такие вредные - хотим подсчитать кое-что. Итак, верить ли в дефляцию? Вряд ли – судите сами. В августе повышаются тарифы на коммунальные услуги во многих регионах, в том числе и в самом “весомом” по общему валу расходов – Москве. Поскольку повышение будет произведено на десятки процентов, а удельный вес коммунальных платежей при расчёте индекса цен весьма велик, перекрыть этот рост будет весьма нелегко: сектор жилищно-коммунального хозяйства составляет немалую долю в ВВП, поэтому повышение цен в этом секторе неизбежно отразится на общем индексе цен. Далее, Газпром и РАО ЕЭС уже подали в федеральную энергетическую комиссию (ФЭК) заявки на повышение цен на свои услуги – в среднем на 20-25%: если ФЭК не даст добро в ближайшие 2 месяца, то произойдёт это осенью, тем самым подхлестнув рост цен в последнем квартале. Наконец, если цены на продукты питания и вправду упадут, то цены на непродовольственные товары совсем не обязаны проделывать то же самое – меж тем, сейчас не 1996-97 год: денежные доходы подросли, так что затраты на продовольствие составляют уже не столь подавляющую часть от всего спектра потребительских расходов. Итак, вывод прост: либо в августе-сентябре никакой дефляции не случится, либо осенью цены будут расти быстро – а скорее всего, будет и то, и другое. Но если рост цен мы переживём, то реальная экономика вызывает опасения.

Что год грядущий нам готовит?

Бравурные марши официальных лиц по поводу безоблачного неба российской экономики, мягко говоря, не вполне уместны. То есть, разумеется, нет сомнений, что по сравнению с тем, что было 3-4 года назад, всё хорошо. Ясно также, что и реформы проводятся глобальные и разумные – но проблемы за 10 с лишним лет накопились такие, что нужно делать ещё больше. Проблемы же в скором времени будут нарастать. Как известно, благополучное состояние макроэкономических показателей России объясняется в основном заметным превышением курса доллара к рублю над паритетом покупательной силы, а также высокими ценами на нефть. Однако эти два фактора не вечны – и сейчас с ними проблемы.

Все видят, что в мире бушует могучий экономический кризис. Несмотря на уверения властей (политических и финансовых) США и ЕС насчёт скорого преодоления основных проблем, реально никаких оснований для оптимизма нет. А коли так, спрос на сырьё со стороны развитых стран (потребляющих львиную долу мирового предложения базовых товаров) будет прилично падать – а вместе с ним и цены. Дело в том, что ОПЕК, конечно, может и дальше пытаться лихорадочно снижать квоты – но сами же его члены, начиная с некоторого момента, просто перестанут выполнять эти решения (они и сейчас слегка превышают оговорённые лимиты). Да и развитые страны смогут “уговорить” особо ретивых ОПЕК’овцев не держать высоких цен на энергоносители – мол, нам и так плохо.

Что же касается доллара, то его курс за последние 2.5 года вырос всего процентов на 20, тогда как инфляция составила такую же величину только за последний год. Таким образом, рубль реально (в единицах товаров, которые можно за него купить) обесценивается куда быстрее, чем падает его курс по отношению к доллару – поэтому российский экспорт становится всё менее конкурентоспособным, подрывая платёжный баланс. Ниже приведён график динамики внешнеторгового баланса за последние 2.5 года (для сглаживания сильных колебаний взята трёхмесячная скользящая средняя).

Как видите, картина вызывает немалые опасения – профицит торгового баланса вернулся к уровню конца 1999 года. Теперь представьте себе, что нефть ст о ит не 25-30, а 15-20 долларов за баррель: продукция нефтегазового сектора составляет около 2/3 от всего экспорта, таким образом, экспорт в денежном выражении сократится примерно на 25%, а профицит торгового баланса – вдвое. Тогда мы оказываемся в ситуации конца 98 - начала 99 года – и с весьма неясными перспективами.

Из всего вышесказанного следует одно: против такого развития событий надобно срочно принимать меры – увеличивать темпы роста курса доллара; проводить дальнейшую валютную либерализацию; принимать законы, создающие благоприятный инвестиционный климат и, быть может, при нужде сокращать государственные расходы. Неприятно, но ничего не поделать – иначе пойдём по пути Аргентины.

И это всё о ней

Кстати об Аргентине. Вчера её фондовый рынок завалился на очередные 4 с лишним процента, а доходность по бондам, номинированным в долларах, превысила 21-22%. Население убегает от национальной валюты, так что центробанк, дабы поддержать паритет курса песо к доллару, вынужден тратить в сраднем по 300 млн. долларов из своих запасов за рабочий день. Ясно, что тающие такими темпами валютные резервы окончательно истощатся уже через 3 месяца, поэтому правительство лихорадочно ищет пути выхода из тупика. Самый простой из них – занять денег, “а там как-нибудь выкрутимся”. К нему и пытаются прибегнуть аргентинские власти – они просят срочно дать им 8 млрд. долларов, но международные финансовые организации не спешать их предоставить: все слишком хорошо помнят Россию в 1998 году.

Поэтому у тамошних властей, похоже, остался единственный способ чего-то добиться – к нему и прибег вчера министр экономики Доминго Кавалло: он выступил по телевидению и патетически обратился “к стране и миру” со словами “дайте нам шанс!”. Но, похоже, поезд ушёл окончательно – Аргентине не дают ни денег, на даже шансов. А ведь в России 3 года назад звали на помощь именно его, Кавалло (он даже приезжал разок): можем теперь в порядке ответного жеста предоставить взаймы аргентинцам г-д Кириенко, Чубайса и Дубинина - они помогут…

Август

Август для России – явно не лучший месяц. Вот и сейчас он весь проходит под аккомпанемент какой-то мрачной экзотики. Сегодня горел синем пламенем Норильский никель, впрочем, его быстро потушили . Самолёт Ил-86 чуть было не разбился в Екатеринбурге. В УВД Махачкалы позвонил некто и сообщил, что в Москву едет КАМаз с гексагеном. Всё Поволжье трясётся от страха перед холерой. Постоянно что-то где-то взрывается, а вдобавок к этому ежедневно кто-то звонит и предупреждает о заложенных бомбах – сегодня такое приключилось на Казанском вокзале. А наш фондовый рынок горделиво стоит на месте – да ещё и на почти нулевых объёмах. Подробнее о развитии событий на российских рынках читайте в обзорах iqRUR .

Зато на западе взлетел высокотехнологичного сектор – Merrill Lynch неожиданно решил, что худшее для него позади. Ну что ж, поглядим – нам почему-то кажется, что этой осенью сам Merrill Lynch окажется примерно там же, где и весь возлюбленный им (но странною любовью!) полупроводниковый сектор – то есть в глубоких низах.