InstaForex
InstaForex

Бюджетные страсти - Японские выкрутасы - Неспешный рост

14/08/2001

Минфин завершил разработку бюджета на будущий год, и сегодня он поступил в правительство – начинаются подковёрные страсти по отраслевым лоббистам. Однако уже и сам проект Минфина вызывает некоторые вопросы – причём у всех подряд, включая даже президента Путина. Для начала немного конкретики о бюджете. Прежде всего, снова рассматривается три варианта развития событий на мировых товарных рынках – не секрет, что наполнение бюджета в огромной степени зависит от цен на энергоносители и, соответственно, налогов, которые производители с этих цен заплатят. Вариант пессимистичный предусматривает, что цена на нефть сорта Urals составит 17 долларов за баррель, оптимистичный – 22 доллара. В любом варианте бюджет будет профицитным, но в первом случае, по прогнозам Минфина, этого самого профицита хватит только на то, чтобы с трудом платить проценты по внешнему долгу; во втором – удастся погасить и некоторую часть основной суммы долга.

Из остальной части обращает на себя внимание некоторое смещение акцента расходов. Прежде всего, резко возрастают зарплаты бюджетников – по прогнозам министра финансов А.Кудрина, на 60-80%. Ставка первого разряда единой тарифной сетки, которая нынче составляет 132 рублей, поднимется с нового года до 400 – соответственно (но не пропорционально) повысятся и ставки остальных разрядов. Кроме того, в 3.5 раза возрастает финансирование военной реформы – то есть, по сути дела, обеспечение увольняемых в запас офицеров. Это основные изменения в составляющих нового бюджета по сравнению с бюджетов нынешнего года. А теперь проблемы и вопросы.

Первый вопрос возник у главы государства – а где же стабилизационный фонд, о котором президент говорил в своём послании федеральному собранию? А нет его, говорят в финансовом ведомстве – разве только развитие событий пойдёт по сверхоптимистичному сценарию, когда цена на нефть в среднем за год существенно превысит те самые 22 доллара за баррель. Но, простите, так дела не делаются – с тем же успехом можно заявить, что, к примеру, если цена на нефть будет низкой, то заключённых мы не будет кормить – не на что, мол, есть более серьёзные проблемы у властей. Такой чисто технократический, безыдейный подход характерен для чиновников министерства финансов, но для государства в целом он неприемлем: ясно, что мысль о стабилизационном фонде возникла не от хорошей жизни, то есть она выстрадана всеми переживаниями кризисной поры – и очень странно ставить реализацию принципиальной для национальной экономики (да и социальной жизни) идеи в зависимость от цен на нефть.

Между тем, существует очень простой способ реализации общей идеи о том, что, с одной стороны, стабилизационный фонд нужен, а с другой – его наполнение зависит от благоприятности общеэкономической ситуации. Для этого достаточно заложить следующее условие: вся сумма акцизов, поступающих с нефти и газа, начиная с некоторой цены идёт не в бюджет, а в стабилизационный фонд – в таком разе убивается сразу несколько зайцев. С одной стороны, правительство избавляется от развращающего ощущения переполненности казны в условиях высоких цен на нефть – всё, что пришло с цены выше, допустим, 20 долларов за баррель, автоматом идёт не в бюджет, а в фонд. С другой стороны, и сам фонд по- настоящему исполняет роль стабилизатора: он наполняется в благополучное время и расходуется в критические периоды. Наконец, если цена на нефть так и будет держаться высоко, то это позволит начать накапливать и некий “фонд будущих поколений”, в котором будет хоть какая-то компенсация за выкачивание невозобновляемых природных ресурсов – на те времена, когда означенные ресурсы закончатся.

Следующий большой вопрос возникает немедленно: если правительство собирается резко повышать зарплаты бюджетникам и прочие выплаты частным лицам, то что с инфляцией-то будет? Опять та же история, что и в этом году – прогноз-то минфиновский составляет 10-13%, а как бы на практике вышли и не все 20. Но это далеко не отвлечённая тема: ошибка в прогнозе инфляции уже ощутимо ударила по кошелькам простых людей в этом году – ставки-то по рублёвым депозитам в банках ориентировались именно на правительственный прогноз, в результате они оказались “отрицательными”, то есть ниже инфляции. Да и вообще, при высокой инфляции долгосрочная кредитная и инвестиционная деятельность едва ли возможна – кто станет брать кредиты под 25% годовых?

Между тем, проблема тут на самом деле весьма серьёзная – и не столько “числовая”, сколько идеологическая. Проблема эта состоит в том, что правительство пытается одновременно реализовать две идеи: и увеличить платёжеспособный спрос (ну и заодно заметно поднять планку бедности), и в то же время серьёзно не менять структуру расходов – а если её не менять, то все добавки к доходам людей будут иметь негативные инфляционные последствия. Иначе говоря, есть две модели: в рамках первой доходы людей низки, но недостаток денег компенсируются выплатами из общественных фондов и низкими (субсидированными властями) ценами на коммунальные услуги и прочие общедоступные блага; в рамках же второй модели, напротив, люди платят за всё сами, но, соответственно, и диапазон доходов много выше. У нас же в очередной раз пытаются впрячь в одну телегу всё сразу – в результате получают все неприятности разом.

Таким образом, до тех пор, пока власти не определятся с базовой идеологией своей экономической политики, толкового изменения макроэкономической ситуации ожидать не приходится: потенциал естественного роста сильно упавшей российской экономики близок к исчерпанию – без серьёзных структурных и институциональных реформ не обойтись. Можно, конечно, оставить прежней “советскую” структуру государственных финансов, но тогда нечего и пытаться стимулировать потребительский спрос дополнительными выплатами – они приведут лишь к росту цен. На наш же взгляд, самым разумным представляется всё- таки от этой структуры отказаться: прекратить действие всех основных программ государственного субсидирования и льгот, а взамен резко увеличить порог минимально допустимого дохода – но в этом случае, разумеется, этот порог будет в среднем по России никак не меньше 1,500 рублей в месяц. При этом сильно изменится структура доходов бюджета (значительно большую его часть будет составлять подоходный доход) и вообще вся система государственных финансов приобретёт цивилизованный вид. Но для этого, повторим, нужна политическая воля на активные реформы, а не пассивное созерцание происходящего с косметическими мероприятиями, принципиально ничего не меняющими. От выбора властей в этой сфере зависит без преувеличения будущее страны.

Японские выкрутасы

Сегодня ночью по московскому времени состоялось очередное заседание Банка Японии, который всё-таки не выдержал длительного политического давления на себя со всех сторон и согласился начать очередной раунд закачивания пустых денег в экономику. Суть мер проста: во-первых, коммерческим банкам увеличили резервы (было 5 трлн. йен, стало 6 – причём сами банки ничего не делают: просто BoJ говорит “а вот у вас стало на триллион больше”); во-вторых, Банк Японии теперь будет выкупать у коммерческих банков в полтора раза больше длинных бондов, чем он это делал до сих пор. Комментарии главы BoJ Масару Хайями были просты: экономика находится в фазе рецессии, на денежном рынке дефляция, для борьбы с которой и принимаются вышеперечисленные меры. Однако утверждение это, мягко говоря. странное.

Прежде всего, дефляция – это снижение цен, вызванное слабым спросом на товары и услуги; последний, в свою очередь, объясняется дурным состоянием экономики в целом. Рецепты повышения экономической активности давно известны: снижение налогов, сокращение государственных расходов, активные банкротства неплатёжеспособных компаний и т.д. Собственно, примерно этим и собиралось заняться правительство Коизуми, но тут вдруг такой пассаж – ведь очевидно, что принятые BoJ меры прямо противоположны тому, что было сказано выше и о чём заявлял в плане реформ сам кабинет: вместо сокращения расходов следует их увеличение; вместо санации банковской системы (путём банкротств) – её искусственное поддержание в нынешнем непотребном состоянии.

Вопли о преодолении дефляции путём накачки экономики пустыми деньгами и вовсе смешны: небось, когда уважаемые чиновники простуживаются и у них поднимается температура, они занимаются вовсе не прикладыванием льда к горячей коже, а пытаются лечить причину болезни – почему же в случае с болезнью государства нужно поступать прямо противоположным образом? А очень просто – так завещал великий и ужасный Джон Мейнард Кейнс: его рецепт на все случаи жизни сводится к дурным манипуляциям с денежной массой, процентными ставками и прочей финансовой ерундой. К сожалению, эти вредоносные идеи господствуют во многих мировых правительствах – достаточно посмотреть, сколь часто (и по большей части не по делу) прибегают власти многих государств к изменению процентных ставок. А заодно и в международных финансовых организациях – причём МВФ уже блистательно доказал порочность означенных теорий всей своей разрушительной деятельностью последних десятилетий, но, похоже, это как раз тот самый случай, когда история учит лишь тому, что она ничему не учит.